Правда и мифы о социализации

Слово «социализация» знакомо большинству заводчиков. Мы часто слышим фразы: «она не трусливая, просто не социализирована, т.к. живет за городом», «со щенком сидели дома до трех месяцев, поэтому не удивительно, что из-за недостатка социализации он всего боится». Слышим и прямо противоположные высказывания: «хорошей собаке социализация не нужна», «социализация — это способ замаскировать трусливость». Кто же прав?

На самом деле не правы обе стороны. Социализация не имеет отношения к трусливости. Собака не может стать трусливой из-за недостаточной социализации. И попытки оправдать вольерным выращиванием неуверенное поведение в ринге — заблуждение. Так что же, правы те, кто считает, что социализация действительно не нужна? Мы часто слышим это утверждение от владельцев питомников рабочих немецких овчарок. Но все они тестируют выраженность охотничьей мотивации у своих щенков, при этом собаки приобретают опыт игр с людьми. Тем не менее, многие собаки в спорте — социальные деприванты (не получившие своевременной социальной стимуляции), это не мешает им работать на соревнованиях, но значительно снижает адекватность поведения животного в быту.
Кардинально по-другому в Европе ситуация обстоит с собака-ми-поводырями. У них также имеется свое собственное разведение, и при подборе производителей ориентируются на характер и здоровье, не обращая внимания на экстерьер. Но этим собакам предстоит жить и работать с людьми в городе. Поэтому будущим поводырям с раннего детства обеспечивают интенсивную социализацию. Племенных сук содержат в семьях, щенков регулярно берут в руки с первых недель жизни. Период между третьей и шестой неделями очень важен для установления нормальных взаимоотношений между собакой и человеком. В это время щенку интересно играть с однопометниками, с людьми и с игрушками, и следует предоставить ему такую возможность. В возрасте шести недель щенков будущих поводырей забирают от суки и раздают в семьи. Там они будут содержаться до года и приобретать положительный социальный опыт, играя и общаясь с людьми, собаками и другими домашними животными. Считается, что если собака приобретается для содержания в городе, в семье, она обязательно должна быть хорошо социализирована.

В процессе социализации собака учится взаимодействовать с людьми и чужими собаками. Приобретает представление о бережном отношении к детям. Учится тому, как следует здороваться с посторонними собаками, чтобы начав взаимодействие не вызвать в ответ агрессию. Приучается различать, кому ориентирован социальный сигнал (типичные при меры отсутствия у собаки такого навыка: глава семьи смотрит футбол, эмоционально что-то выкрикивая, а собака демонстрирует испуг и подчинение не понимая, что угрозы направлены не в ее адрес; две взрослые собаки выясняют отношения, а щенок находящийся в стороне пугается и убегает). У хорошо социализированной собаки гораздо меньше шансов пострадать во время драки: драки с ее участием возникают реже и менее травматичны. В процессе щенячьей социализации закладываются предпосылки для формирования в будущем адекватного полового и родительского поведения. В нейробиологии существует принцип «Use it or lose it» — если система не получает своевременной стимуляции, она утрачивается. Высиживание послепрививочного карантина вместо проведения социализации приводит к необратимым изменениям в поведении собаки.

Здесь хотелось бы вспомнить еще один распространенный миф — о «чрезмерной» социализации. Многие владельцы опасаются того, что если слишком увлечься социализацией, то посторонние люди и собаки будут интереснее хозяина. На самом деле все с точностью до наоборот: именно у недостаточно социализированного щенка чужие люди и собаки вызывают чрезмерный интерес вплоть до полной неспособное ти сконцентрироваться на выполнении упражнения в группе. Повышенная ласковость к посторонним, демонстрация уважения и подчинения — типичное поведение для плохо социализированного животного.

Еще один миф — о проблемах в поведении вызванных тяжелой психической травмой, которую перенесла собака. Как показывает опыт западных организаций, занимающихся реабилитацией собак, оставшихся без хозяев, генетически хорошая собака без особых затруднений восстанавливается даже после очень серьезных психических травм.

Еще один аспект социализации — готовность играть с человеком. У всех собак есть охотничья мотивация — стремление поймать движущийся объект. Но не все собаки играют в игрушки с хозяином. Чтобы животное научилось играть с человеком, игра должна включиться в репертуар социального поведения. Легко это происходит только в щенячьем возрасте. Если со щенком в детстве не играли и возраст упущен, научить собаку играть с человеком и получать удовольствие от такой игры затруднительно. Тут имеется еще один миф: «с моей собакой никто не играл, но она очень активно играет с людьми, значит желание играть с людьми — это генетика». На самом деле генетически определяется общая возбудимость и выраженность охотничьей мотивации. Если эти два фактора высоки у собаки, то щенок постоянно будет пытаться играть с хозяином (ловить его за брюки, охотиться на швабру, тапочки и т.д.) и получит стимуляцию, необходимую для включения таких игр в репертуар социального поведения.

А если возбудимость не очень высока, и охотничья мотивация тоже, то с таким щенком надо целенаправленно играть.

Подведем итоги: хотя социализация чрезвычайно важна для формирования нормального поведения у животного, ее отсутствие не может служить оправданием неуверенному поведению. Если собака боится людей, это не проблемы с социализацией, это трусливая собака. Если собака боится и швыряется на людей — это трусливо-агрессивная собака. Если собака не боится, но швыряется на людей — у этой собаки невоспитанный хозяин.

М.Багоцкая
НКП ВЕО-Обозрение_2011